February 19th, 2012

Бескрылка 19 февраля 2012 года

Ответ на предыдущую бескрылку:

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
Парнишка из школы ушанку принес:
Чужую и, в общем, не новую.
Знай: так и разносится педикулез:
С больной головы на здоровую!



Поздравляю Dmitriy Volk, ответившего первым.


А теперь новая бескрылка:

А ЗЕРКАЛА ПОД РУКОЙ НЕ ОКАЗАЛОСЬ...
С Горгоной раз встретился Тёркин -
Уже не застрелят враги:
[...
...].



Ответ будет в следующем выпуске.
Buy for 50 tokens
1) Больше не буду отмечать Новый год дома! Н​***р такие приметы: как встретишь, так и проведешь! 2) - А почему тебя все называют «Марья-искусница»? - Дай 100 баксов, узнаешь... 3) Имбирь смотрит на биткойн как на г***о. 4) - Ты выставил меня полной дурой! Я просто хотела познакомить тебя с…

Чем «цветная революция» отличается от революции

Принято считать, что «цветные революции» появились только в 2000-х годах. На самом деле сходные явления наблюдались и раньше, в том числе и в России. В чем особенность «цветных революций»:
1) на улицу выходят массы;
2) эти массы не переворачивают социальные устои, как при революции, а только выполняют указания элиты по смене системы, ограничивающей политические и экономические возможности элиты;
3) на происходящие процессы активно влияют зарубежные центры.

Особенностью «цветных революций» 2000-х годов стало гипертрофированное выпячивание третьего фактора, что очень бросается в глаза. Но принципиально суть не изменилась. У нас так было и в феврале 1917-го, и в феврале 1990-го, и в феврале 2012-го. Сможет ли страна на этот раз устоять, зависит от каждого из нас.

Михаил Леонтьев написал статью «Станет ли февраль 2012-го революцией», отрывки из которой я процитирую, хотя, конечно, лучше прочитать ее целиком.

«Был ли февраль 17-го революцией? Или февраль 90-го? А нынешний, 2012-го? Все не были. Все это так или иначе варианты «цветных» переворотов разной степени разобщенности. Переворот - это смена власти, революция и смена элит. Так называемые «цветочные революции» - это бунт элит против власти».

«Бунт элит - борьба за так называемые политические права, поскольку этими правами только они и могут пользоваться для воспроизводства себя как элиты. Революция - это всегда и везде социальная революция, это когда в политику грубо и грязно вторгается большинство, при этом уничтожая то, что элиты считают «политикой», их политические права, и в первую очередь их право на жизнь».

«Только они и могут пользоваться». Запомните эти слова. Не существует абстрактных прав и свобод. Они всегда чьи-то. Если ты добиваешься свободы слова, чтобы олигарх мог публиковать всё, что выгодно ему (но не выгодно тебе), в купленной газете, то ты просто дурак.

«Есть внушающие оптимизм обстоятельства. Каждые следующие [цветные революционеры - ЧМ] заметно хуже прежних. Советские интеллигенты-образованцы хуже и тупее русской интеллигенции, нынешний «креативный класс», пресловутые «интернет-хомячки» - это уж вовсе тупые твари. Проиграть которым страну можно, только обладая не менее грандиозной симметричной тупостью».

«Наша нынешняя система при всей своей, казалось бы, слабости очевидным образом еще может сопротивляться. И она сопротивляется. Ни в феврале 17-го, ни в феврале 90-го никто не мог вывести на улицы в защиту власти никого. Собственно, даже и не пытался».

Мы сильно отличаемся от поколения 80-х, уверенного, что «хуже быть не может». Мы прекрасно помним, к чему такая уверенность приводит. Нам не нужно рыться в учебниках истории: мы это пережили. И не хотим пережить снова. Поэтому и сопротивляемся. И система сопротивляется, потому что мы ее элементы.


Загадочная страна

Это есть и у меня, и у Путина. А вот гражданам одной страны в 1925 году это иметь запретили - чтобы не создавать неравенства. Исключение делалось только для иммигрантов. Что это за страна?




Update. Ответ: Исландия. А запретили там фамилии.

Поздравляю logizmo, ответившего первым.

Имеет ли независимая Латвия право на существование?

Референдум о том, чтобы русский язык стал в Латвии вторым государственным, закончился ожидаемым отрицательным результатом. Вы ждали чего-то другого?

Лишение русскоязычной части жителей Латвии равных с латышами языковых прав преследует ровно ту же цель, что и лишение их гражданских и политических прав: это дает латышской части населения вполне реальные преимущества при устройстве на работу, при занятии государственных должностей и т. д. Кто же сам добровольно проголосует за то, чтобы отказаться от личной выгоды во имя равных прав всех людей?

Представьте, что в XIX веке Конфедерация южных штатов сумела бы отделиться и отстоять свою независимость от федерального центра (как это удалось Латвии в 1991 году). Ну а потом в Конфедерации провели бы референдум о том, считать ли черных людьми и предоставить ли им равные с белыми права, причем к участию в референдуме допустили бы только белых. Каким, по-вашему, был бы результат? Многие ли белые захотели бы пустить негров в свои виллы, а сами получить равное право трудиться на плантациях?

Вполне вероятно, что лидеры белых движений и партий Юга говорили бы о необходимости защитить расовую идентичность, как сейчас в Латвии говорили о защите национальной идентичности. Но нужно же прикрывать какими-то красивыми словами грубые шкурные интересы? Это и в XIX веке требовалось, а уж в XXI веке в эпоху демократии и Всеобщей декларации прав человека просто-таки необходимо.

Так вот, имела бы эта Конфедерация южных штатов право на существование с точки зрения негров Юга и Севера?