Черная Молния (chern_molnija) wrote,
Черная Молния
chern_molnija

Categories:

150 лет со дня рождения русского писателя Александра Серафимовича



Александр Серафимович родился в станице Нижнекурмоярской (ныне Цимлянского района Ростовской области) 7 (19) января 1863 года. Его настоящая фамилия - Попов, а Серафимович - отчество, использованное в качестве псевдонима.

Самое значительное произведение Серафимовича - героическая эпопея «Железный поток» (1924), посвященная походу Таманской армии РККА в августе-сентябре 1918 года.


ДЕЛО БЫЛО НА КУБАНИ

После Октябрьской революции Советская власть победоносно шествовала по стране. Кубанские казаки с энтузиазмом восприняли ленинский «Декрет о мире», целыми частями снимались с фронта и отправлялись домой, истребляли офицеров. Но потом встал вопрос о переделе земли - а вот это казакам совсем не понравилось…

Дело в том, что население казачьих регионов делилось на коренных казаков, которые в свое время завоевывали и осваивали этот край и кому принадлежала вся земля, и на приехавших позже «иногородних», которые на казаков батрачили.

Пока государственная власть была сильна, действовали законы, и всем приходилось с этим считаться. Свое право на землю казаки подтверждали исправной службой в армии из поколения в поколение. Но произошла революция, и к власти в столице пришли силы, выдвинувшие лозунг: «Землю - тем, кто ее обрабатывает!». То есть «иногородним».

Естественно, «иногородние» и безземельные казаки в массовом порядке вступали в большевистские отряды и при поддержке из центра начали земельный передел. Мятежи отдельных станиц подавлялись. Но казаки ждали своего часа. И дождались.

Разом восстала вся Кубань. В оружии недостатка не было. Покидая фронт, казаки заботливо прихватили с собой не только винтовки, но даже орудия со снарядами. К тому же они ведь все были профессиональными военными, служившими вместе, так что сотни и полки формировались очень быстро. Красные отряды, оказавшиеся на вражеской территории, подверглись истреблению. Как и вообще все, кто был замечен в связях с большевиками, то есть «иногородние».

30 тысяч красноармейцев на Таманском полуострове оказались в критическом положении. Они были отрезаны от основных сил, почти без продовольствия и боеприпасов. С ними было 25 тысяч беженцев - стариков, женщин и детей - их семьи, так как красноармейцы были местные - «иногородние».

Сдаваться было бессмысленно - они уже знали, что казаки делают с пленными. Оставалось пробиваться. И вот эта масса народа, построившись как древняя орда - впереди вооруженные мужчины, позади на телегах их семьи со скарбом, - двинулась на юг в сторону Туапсе по узкой дороге между Черным морем и горными хребтами.



Орда шла, сметая всё на своем пути. Грузинские войска, которые каким-то ветром занесло на Кубань, пытались преградить им дорогу, но, как и положено, «бежали робкие» и были уничтожены.

Дойдя до Туапсе, Таманская армия перевалила через хребет и, отбросив казачьи части, соединилась с основными силами Красной армии. Хотя тут вопрос, кого считать основными, потому что на тот момент Таманская армия сражалась гораздо эффективнее, чем остальные большевистские войска на Северном Кавказе.


«НЕ ДАЙ ВАМ БОГ УВИДЕТЬ РУССКИЙ БУНТ»

Это была историческая справка. А сейчас я приведу несколько фрагментов из «Железного потока» Серафимовича. Думаю, это было бы полезно прочитать тем, кто призывает к революции и гражданской войне. Нужно понимать, что такое революция в России.

Серафимович был безусловным сторонником Советской власти, членом РКП(б) с 1918 года, лауреатом Сталинской премии 1943 года (которую он отдал на вооружение Красной армии). Однако в его эпопее нет деления на хороших красных и плохих белых. Там все творят такое, что в наше время расценивалось бы как преступление против человечности. А тогда было в порядке вещей:

«- Та так, - говорит он, все так же задумчиво охватывая колени, не мигая
глядит в этот шевелящийся огонь, рассказывает,  -  пригнали  полторы  тыщи
матросов, собрали всех, кого захватили. Та и они дураки: мы на воде,  наше
дело морское, нас не тронуть.  А  их  пригнали,  поставили  та  и  кажуть:
"Ройте". А кругом пулеметы, два орудия, козаки  с  винтовками.  Ну,  энти,
небоги, роють, кидають  лопатами.  Молодые  все,  здоровые.  На  полугорье
народу набилось. Бабы плачуть. Ахвицеры  ходють  с  левольверами.  Которые
нешвыдко лопатами кидають, стреляють ему у живота, щоб довго мучився. Энти
роють соби, а которые с пулями у животи - ползають у крови вси,  стогнуть.
Народ вздыхае. Ахвицеры: "Мовчать, вы, сукины диты!»

«- Дуже дивчину мучилы, ой, як мурдовалы. Козаки, цила сотня... один  за
одним сгнушались над ней,  так  и  умерла  пид  ими.  Сестрой  у  наших  у
госпитали була, стрижена, як  хлопец,  босиком  все  бигала,  работница  с
заводу; конопата та ризва така.  Не  схотила  тикать  от  раненых:  никому
присмотреть, никому воды подать. У тифу богато  лежало.  Всих  порубилы  -
тысяч с двадцать. Со второго этажа кидалы на мостовую. Ахвицеры, козаки  с
шашками по всиму городу шукалы, всих до одного  умертвилы.  Богато  залило
увись город».

«Да вдруг засмеялся молодой, который  опирался  о  штык,  и  белые  зубы
розовато блеснули на безусом лице:
   - У нашей станицы, як прийшлы с фронта козаки,  зараз  похваталы  своих
ахвицеров, тай геть у город  к  морю.  А  у  городи  вывелы  на  пристань,
привязалы каменюки до шеи тай  сталы  спихивать  с  пристани  у  море.  От
булькнуть у воду, тай все ниже, ниже, все дочиста видать - вода сы-ыня  та
чиста, як слеза, - ей-бо. Я там был. До-овго идуть ко дну, тай все руками,
ногами дрыг-дрыг, дрыг-дрыг, як раки хвостом.
   Он опять засмеялся, показал  белые,  чуть  подернутые  краснотой  зубы.
Перед костром  сидел  человек,  охватив  колени.  Стояла  красно  мигающая
темнота, а в темноте нарастала слушающая толпа.
   - А як до дна дойдуть, аж в судорогах ущемляются  друг  с  дружкой  тай
замруть клубком. Все дочиста видать, - вот чудно.
   Прислушались: далеко-далеко, и мягко, и говоря о чем-то  сердцу,  плыли
стройные струнные звуки.
   - Матросня! - сказал кто-то.
   - А у нашей станицы козаки  ахвицеров  у  мешок  заховалы.  Сховають  у
мешок, увяжуть, та айда у море.
   - Як же ж то можно людэй  у  мешках  топить...  -  печально  проговорил
заветренный, степной голос, помолчал,  и  не  видно,  кто  потом  невесело
сказал: - Мешкив дэ теперь достанешь, нэма, без мешкив  в  хозяйстве  хочь
плачь, - з России не везуть».

«Разыскали дом станичного атамана. От чердака до подвала все обыскали, -
нет его. Убежал. Тогда стали кричать:
   - Колы нэ вылизишь, дитэй сгубим!
   Атаман не вылез.
   Стали рубить детей. Атаманша на  коленях  волочилась  с  разметавшимися
косами, неотдираемо хватаясь за их ноги. Один укоризненно сказал:
   - Чого ж кричишь,  як  ризаная?  От  у  мене  аккурат  як  твоя  дочка,
трехлетка... В щебень закапалы там, у горах, - та я же не кричав.
   Срубил девочку, потом развалил череп хохотавшей матери».

Ну и чтоб не заканчивать на такой мрачной ноте, приведу более веселый фрагмент экранизации 1967 года:





Сегодня в выпуске: анекдоты, демотиваторы, картинки, загадка, Угадайте счет матча по гандболу Россия - Бразилия
Tags: история, литература, этот день в истории
Subscribe
Buy for 50 tokens
На днях в научной сфере произошел показательный случай. Институт прикладной физики Российской академии наук сообщил, что Американский геофизический союз отклонил заявку на публикацию в журнале Geophysical Research Letters статьи «Новая связь между Эль-Ниньо - Южным колебанием и атмосферным…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments